Завод в КНДР, выпускавший ГАЗ-69 и Mercedes-Benz 190 с двигателем от Волги.

Завод в КНДР, выпускавший ГАЗ-69 и Mercedes-Benz 190 с двигателем от Волги.

«Коза» в Дукчхоне

По старой традиции начну с нытья: с информацией очень и очень сложно. Вся информация Северной Кореи о ее автомобильной промышленности укладывается в несколько формул. Все лучшее в стране создал лично товарищ Ким Чен Ын. Его всю дорогу поддерживали Партия и Дух мудрых предков. Поэтому в стране есть все самое лучшее: автопром, скаковые лошади, йогурт, женщины, цирк и … все что угодно. Что ж, скажем так, лучший. Более того, мне очень нужна конкретика, но на самом деле это не так. Наглядный пример: во время визита не менее блестящего товарища Ким Чен Ира на моторный завод «Сунгри» северокорейские информационные агентства, освещавшие это событие, даже не сказали ни слова, где находится завод. Единственное, что мы знаем о нем, это то, что он находится в городе Докчхон. Но район города остается загадкой. Вдруг война, да?

То же самое и с Пхонсанским автозаводом. Он определенно существует в городе Дыхчон, и там, где он находится, есть еще одна военная тайна КНДР. Похоже на паранойю, но нет. Пока писал этот абзац, вспомнил наш родной УАЗик. Нет, мы, конечно, знаем, где был построен этот завод, но не все знают, как он был построен. И это интересно: территория завода огромная, а производство очень разрозненное. Невольно вспоминаются какие-то компактные европейские сборочные заводы, где на небольшой площади успевают собрать много больших машин (причем со сваркой и покраской). А вот на УАЗе — нет. Ты знаешь почему? И это тоже в случае войны. Одна бомба падает на завод MAN в Кракове, Польша — а завода нет. На УАЗ рухнет бомба — рабочие перетащат коробки с корейскими раздаточными материалами из разрушенного цеха в нетронутый и продолжат клепать «буханки» и патриотов в случае апокалипсиса. Стратегия, как! Конечно, Северная Корея в целом в этих вопросах опережает весь остальной мир, поэтому в случае чего никто даже не знает, куда бросить эту бомбу в городе. На самом деле молодец.

Итак, Pyongsang Auto Works находится где-то в Дукчхоне. Он также является автомобильным заводом «Фосан». Сколько и когда было построено, конечно, загадка. А вот о дате выпуска первого выпуска можно сказать однозначно — это 1968 год. Первыми машинами этого завода были небольшие внедорожники и грузовики. Конечно, это были советские машины, собранные здесь большой дружбой и небольшой лицензией. Ну откуда мы знаем советский внедорожник тех времен? Да, конечно — это ГАЗ-69А. В КНДР он получил собственное имя Kaengsaeng 68KA. Я считаю корейцев благородными троллями, потому что только они могли назвать клона «газика» громким именем kaengsaeng — «независимость» или «самоуверенность» (есть разные переводы). Видимо, это намек на проходимость, но все равно как-то смешно звучит. Почти то же самое, что называть нашу Победу ГАЗ М20 романтическим именем Ачимкой — «цветок лотоса». Правда, выпускался на другом заводе.

Ачимкой. На фото: Автомобили из КНДР и других экзотических стран.

У Kaengsaeng 68KA немного сложная история. Изначально производство однояйцевых «газонов» было налажено на заводе Sungri, и эта машина называлась Sungri 4.15. Любовь к ГАЗ-69 возникла не на пустом месте: корейцы познакомились с ним во время Корейской войны. Оценил и решил собрать дома. Название 4.15 взято не с потолка — 15 апреля родился Ким Ир Сен, и корейцы любили давать название модели либо на старте производства, либо … Кстати, не знаю. как насчет дней рождения вождей, но цифры в индексе модели всегда некоторая дата, а не, например, модель кузова и объем двигателя, как в недоделанной западной буржуазии.

На заводе Сунгри клон ГАЗ-69А выпускался до 1968 года, а в 1968 году его запустили на заводе в Пхёнсане, переименовав его в тот самый «независимый» Kaengsaeng 68KA. Говорят, в 1961 году даже сделали какой-то рестайлинг нашей «лужайке», но в серию рестайлинговая машина, скорее всего, не пошла. Есть рисунки, изображение на почтовой марке, но нет фотографий. Так что Kaengsaeng 68KA, как это был наш ГАЗ-69, так и остался. Правда, название модели на корейском языке появилось на ее крыльях, но в глубине своей механической души она оставалась нашей «козой» до самого окончания производства в КНДР — до 1985 года.

Kaengsaeng 68KA. На фото: Автомобили из КНДР и других экзотических стран.

Но Восток, как сказал Сухов, — дело тонкое, а значит, нам не всегда понятно. Поэтому в КНДР выпустили еще две фантазии на тему «Козочка». Первый назывался Kaengsaeng 68NA (также 1968 г.). Не знаю, чем руководствовались конструкторы, но у этого внедорожника был задний привод, а простая балка оставалась спереди. Считается, что толчком к такой кастрации «газона» послужил его значительный расход бензина. Возможно, я согласен. Это не муфты Haldex, поэтому оставить передний ведущий мост имеет смысл. Особенно если учесть, что машин в КНДР было (и есть) очень мало, и эти Kaengsaeng ездили не только в сложных дорожных условиях, но и везде, где приходилось. То есть им не всегда был нужен полный привод.

Второй особенностью Kaengsaeng 68NA было отсутствие задней левой двери. Ничего умного по этому поводу сказать не могу. Ну может она там не нужна. Дьявол ее знает.

Kaengsaeng 68NA. На фото: Автомобили из КНДР и других экзотических стран.

Вторая модификация ГАЗ-69 — очень забавное животное по имени Kaengsaeng 68 Truck. Корейцы поработали с ним значительно. Даже в СССР не додумались сделать из этого автомобиля бортовой грузовик (мы в 1961 году напортачили нечто идеологически похожее, но все же другое — УАЗ-451Д). Я использую уродливое слово «халтура», потому что «спроектированный», «разработанный» и «построенный» не подходят для этой машины. Взяли ГАЗ-69, отрезали переднюю часть кузова, надели бортовой кузов на заднюю часть рамы, объявили его грузоподъемность в одну тонну (ха-ха, оптимисты!) И поехали. Скорее всего, за основу был взят одноприводный Kaengsaeng 68NA, потому что на всех фотографиях Kaengsaeng 68 Truck передний ведущий мост не виден.

Kaengsaeng 68 Грузовик. На фото: Автомобили из КНДР и других экзотических стран.

Со временем технический прогресс СССР дошел до КНДР (ведь он ведь должен был куда-то попасть, да?). Корейцы увидели наш УАЗ-469 и были в восторге от его красоты. Переделывать шасси старой машины было лень, поэтому на нее натянули новый кузов, очень похожий на наш «бобби», и машину назвали Kaengsaeng 85. Произошло это, как видно по номерам моделей, в 1985 году. Как и предыдущий Kaengsaeng 68, новый внедорожник мог быть полноприводным или заднеприводным.

Kaengsaeng 85 и УАЗ-469. На фото: Автомобили из КНДР и других экзотических стран.

До какого года выпускалась эта машина, точно сказать сложно. Андрей Трубин, создатель «Тачки из КНДР» и публики других экзотических стран, чьему мнению я доверяю и чьей информацией с удовольствием пользуюсь, называет 1997 год.

Kaengsaeng 85. Фото: Автомобили из КНДР и других экзотических стран.

Больше и воинственнее!

Сколько ГАЗ-69 вы не перестроите, но и на нем далеко не уедете: заводу требовался более широкий модельный ряд. Tek-s, а что еще у нас там в СССР? Ой, ЗИЛ! А в 1970 году завод приступил к серийному выпуску Taepaksan 70.

Taepaksan 70. Фото: Автомобили из Северной Кореи и других экзотических стран.

Название Таэпаксан переводится как «гора Таэпак». Этот автомобиль немного загадочнее Kaengsaeng 68. Официальной информации о лицензии на производство ЗИЛ-130 в КНДР мне найти не удалось. Если честно, достоверных сведений о постройке Таэпаксан 70 на базе ЗИЛ-130 тоже нет. Но, как сказал Шерлок Холмс, попивая скрипку под морфием: «Так ты начинаешь изучать семейные портреты и верить в переселение душ». Кабины ЗИЛа и Тайпаксана настолько похожи, что в переселении душ сомневаться не приходится. По ходовой части точных данных нет, поэтому о моторах, редукторах и мостах можно только догадываться, общих деталей с ЗИЛом ​​очень много. Кроме того, ЗИЛ-130 поставлялся в КНДР официально и в больших количествах. Сделать эскиз машины не пришлось, да и руки, скорее всего, сильно чесались: лично я до сих пор считаю ЗИЛ-130 одним из лучших грузовиков Советского Союза.

Taepaksan 70 выпускался с разными кабинами. Те, что не очень похожи на кабины ЗИЛ-130, похожи на кабины ЗИЛ-131. Однако был и другой тип кабины, и с ним машина выглядела как румынский Steagul Roşu Bucegi. Но не думайте, что корейцы его скопировали, а не ЗИЛ. Все-таки ЗИЛ.

Taepaksan 70. Фото: Автомобили из Северной Кореи и других экзотических стран.

В какой-то момент ЗИЛ разработал новый бескапотный грузовик ЗИЛ-170. Но его производство было перенесено на новый завод в Набережных Челнах, и этот автомобиль стал первым КамАЗом. Кстати, совсем недавно завод отметил 45-летие выпуска первого КамАЗа (находящийся сейчас в музее КамАЗ-5320 стал автомобилем с номером 0000001), с чем поздравляю все предприятие снизу. мое сердце. Так что, если бы один ЗИЛ в СССР стал КамАЗом, нечто подобное должно было произойти в Корее на том же Пхёнсанском автозаводе. Но историческая эпоха нас подвела: в начале 2000-х СССР уже не было, и просто везти машины из России и копировать их на нашем заводе оказалось сложно. Поэтому первыми Taepaksan 96 были лицензионные копии КамАЗ-55111. Происхождение этих Таэпаксан 96 никто не скрывал, и это вряд ли возможно: это всего лишь копия КамАЗа. По словам Андрея Трубина, было собрано всего 48 лицензионных грузовиков.

Taepaksan 96. Фото: Автомобили из Северной Кореи и других экзотических стран.

Как вы все знаете, КамАЗ всегда был неразрывно связан с армией. В КНДР сам Бог велел ему встать на путь махрового милитаризма. И он, конечно же, поднялся туда. Но на этом история открытого сотрудничества Пхонсанского автозавода и КамАЗа заканчивается. Неизвестно, есть ли сейчас взаимодействие между этими заводами, но стоит только взглянуть на военные парады в Пхеньяне, как становится очевидным: в Корее есть КамАЗы. И выглядят они довольно свежо, хоть и несколько странно. Например, есть автомобили, поразительно похожие на наши КамАЗы, с длинной колесной базой и колесной формулой 6х6. Скорее всего, это тоже Таэпаксан 96. Но какова роль КамАЗа в появлении этих машин, сказать не могу.

Происхождение более поздних военных машин этого завода не совсем понятно. Трактор Taepaksan, замеченный на параде 2017 года, мог быть либо развитием Taepaksan 96, либо попыткой скопировать китайский Howo T7H. Во всяком случае, копии Sinotruk Howo L2s в КНДР производятся однозначно.

От большого до малого — все в Корее …

Автомобили также производились на Пхёнсанском автозаводе. Немного, редко, но сделали. И я очень хочу сказать несколько слов хотя бы об одном из них. А именно — про Kaengsaeng 88 (Pyonyang 4.10), выпущенный в качестве прототипа в 1988 году. В серийную сборку не дошло, но машина прикольная. Это копия Mercedes-Benz 190. Есть информация, что один Mercedes был ввезен в КНДР в 1987 году из Таиланда. Ну а дальше — сборник мифов и легенд.

Kaengsaeng 88. Фото: Автомобили из КНДР и других экзотических стран.

Все, что было написано на русском об этой машине, фактически переведено с западных источников. И я не могу поручиться за достоверность этой информации, поэтому прошу вас не принимать ее на свой счет.

Итак, говорят, что двигатель в этой машине был от Kaengsaeng 68. Итак, это старый добрый ГАЗ-21Б, который был на Волге ГАЗ-21. Дальше — было хуже: боковые стекла Kaengsaeng 88 не поднимались и не опускались, а в салоне не было «печки». Наверное, это был худший Мерседес в мире, потому что это все-таки Мерседес, по крайней мере, внешне. Экстерьер отличается лишь немного иной решеткой радиатора и эмблемой корейского завода вместо милой нашему сердцу звезды.

Kaengsaeng 88. Фото: Автомобили из КНДР и других экзотических стран.

И это еще не все. Чуть позже завод выпустил еще одну машину — Пэктусан. И он тоже был копией Mercedes-Benz 190. Однако есть мнение, что это был Mercedes-Benz 190, на котором вместо трехконечной звезды была прикреплена пятиконечная звезда. Информации об этой машине нет. Может, так и к лучшему — психика станет здоровее.

Пэктусан. На фото: Автомобили из КНДР и других экзотических стран.

Мхатовская пауза

Я хотел бы здесь сделать перерыв. Как ни странно, заводов в КНДР довольно много, о двух из них мы пока говорили. И обязательно уделить время хотя бы одному из них — заводу в Пхёнхве. Это очень интересное совместное предприятие с Южной Кореей, которая сейчас является крупнейшим автопроизводителем в КНДР. Так что пока я перевожу всю чушь, написанную иностранцами об этом заводе, вы можете перечитать про Pyongsang Auto Works и подумать, что у нас не все так плохо. По крайней мере, по сравнению с КНДР.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *