Грузовики в Северной Корее

Грузовики в Северной Корее - KOLESA.ru - автомобильный журнал

О Северной Корее рассказывают много историй и ужасов. Говорят, мобильные телефоны у горожан появились только в 2013 году, а туриста, который не пойдет поклониться могиле Ким Ир Сена и Ким Чен Ира — Дворец Солнца Кумсусан, сожгут напалмом. Правду трудно отделить от вымысла, поэтому время от времени я буду делать замечания о достоверности информации. К сожалению, без этого не обойтись.

Был первым, стал вторым

Что мы знаем об автомобильной промышленности этой страны? Не так много. Это настолько секретно, что нет даже точных данных о том, сколько автомобилей производится в КНДР в год и сколько там продается. Цифры разные, но все равно смешные. Емкость рынка страны с населением 26 миллионов человек оценивается в 40-50 тысяч в год, но на самом деле производство, конечно, не устраивает такое количество машин. Даже самый крупный завод сегодня, Pyeonghwa Motors General Corp (редкое совместное предприятие КНДР и Южной Кореи, а слово Pyeonghwa переводится как «мир»), производит около пятисот автомобилей в год. А что за автомобили: в основном это копии Fiat Albea (он же — Hvipharam, «свисток») и Fiat Doblo (Ппоггуки, «Кукушка»). Например, с ее конвейера выходят вариации на тему Toyota и SsangYong. Справедливости ради отмечу, что в лучшие годы (примерно 2009-2011) объем производства достигал почти полутора тысяч единиц в год, но потом что-то пошло не так. Чтобы выжить, Pyeonghwa экспортирует часть своих автомобилей во Вьетнам.

Может быть, об этом заводе стоит поговорить отдельно, но сегодня мы поговорим о другом предприятии — Автомобильном заводе Сунгри, который до появления Pyeonghwa Motors был крупнейшим заводом в КНДР.

Кстати, вы заметили масштаб? 500 машин — это самый крупный завод. Генри Форд перевернулся в гробу.

Возникает закономерный вопрос: почему объем производства такой мизерный? Может им просто машины не нужны? Здесь я поставил пометку «копался на просторах Сети как минимум в двух источниках»: за стопроцентную надежность не ручаюсь, но все может быть.

Итак, первая причина — сложность приобретения личного автотранспорта. Сколько бы ни стоила новая машина, ее сложно купить в стране, где зарплата начинается от десяти долларов в месяц. Вторая причина — сложность получения водительских прав. По словам некоторых туристов, которые общались с местными жителями (других источников нет), перед обучением на правах кандидату требуется двухлетний опыт работы механиком или другой профессией, где он мог бы хорошо ознакомиться с устройством автомобиля. Затем последуют шесть месяцев обучения, которое необходимо посещать как работа — полный рабочий день.

Это связано с тем, что автопарк КНДР чем-то напоминает автостоянку Кубы: здесь много хлама и сборной солянки. И как-то все это надо уметь ремонтировать, потому что проблемы с сервисом есть (его почти нет). Кстати, заправочные станции тоже найти сложно, а ведомственные машины предпочитают заправляться прямо в автопарках. Самостоятельно отремонтировать машину намного проще благодаря бесплатному доступу в Интернет: если не знаете, вы посмотрели советы, сделали. В КНДР свободный доступ есть только у туристов и некоторых чиновников, остальным ехать сложнее и дороже, хотя сейчас уже есть мобильный доступ и даже интернет-кафе. Так что водитель в Северной Корее тоже должен быть механиком. В КНДР четыре категории VU, и получить категорию для легкового автомобиля сложнее, чем для грузовика, автобуса или внедорожника.

Неудивительно, что личный транспорт — это роскошь. Автомобильная промышленность гораздо больше заинтересована в производстве того, что партия заказывала: автобусов, троллейбусов, грузовиков и военной техники. Троллейбусы, кстати, лучше автобусов: с бензином и дизелем тоже не очень хорошо. Забавно, что популярными в свое время троллейбусами Chollima 951 являются венгерские Ikarus 260 с подключенным электродвигателем вместо двигателя внутреннего сгорания. Что ж, не будем отвлекаться и вернемся на наш автомобильный завод Сунгри.

Троллейбус Чоллима 951

Спасибо товарищи!

Сунгри переводится на русский как «победа». Но как это правильно произносится, сказать не могу. Они пишут и «Сонни», и «Сунгри», и «Сангри», и «Санни», и «Санги». Если кто-нибудь знает, как читать 승리 자동차 종합 기업소 точнее, я бы хотел увидеть правильный вариант в комментарии. Я пока напишу Сунгри. Итак, это современное название (полностью Сунгриский моторный завод) завод получил в 1975 году. Но был основан в 1950 году. Тогда он назывался иначе — Токчеонский автомобильный завод, и располагался, как следует из названия, в городе Токчеон.

Мне не удалось узнать, чем этот завод занимался с 1950 по 1958 год. Скорее всего, до 1954 года ему нечего было делать, кроме ремонта техники для Корейской войны. А с 1958 года здесь началось производство автомобиля Sungri-58. За эту машину корейские товарищи должны сказать огромное спасибо своим товарищам из СССР: Sungri-58 — довольно точная лицензионная копия нашего ГАЗ-51. Этот же грузовик, но под названием Yuejin NJ130, как известно многим, в те же годы стал первым автомобилем китайской сборки.

Информации об автомобилях из КНДР очень мало, поэтому хотелось бы сказать спасибо Андрею Трубину, который в своем паблике «Автомобили из КНДР и других экзотических стран» собрал практически всю доступную информацию об этих машинах и позволил ей быть используется для подготовки этого материала. Конечно, кое-что добавлю, но львиная доля информации — заслуга Андрея.

Итак, Сунгри-58. Если честно, это один из немногих автомобилей Sungri, получивших лицензию. Часто просто покупали машины, разбирали, внимательно осматривали и собирали такую ​​же, но свою. Но Корея дружила с СССР. Поэтому корейский Sungri-58 получил лицензию.

Сунгри-58

Отличий от нашего ГАЗ-51 было не так уж и много. В первую очередь бросается в глаза иная решетка радиатора, а в остальном… Вот и получается забавно: очень популяризовалась информация о том, что у Sungri-58 «более слабые пружины» в подвеске. Одни ляпнули, другие перепостили. Если автор перлы найдет пружины в рессорной подвеске ГАЗ-51 (или Сунгри-58), я буду очень удивлен. Еще более смешной является рассказ в Интернете о «неэкономичном дизеле». У этой машины был один двигатель — ГАЗ-11. И это бензин. В общем, все остальное — домыслы.

Но один факт подтверждают многочисленные фотографии: корейцы очень полюбили варианты газогенератора Sungri-58, работавшие по дереву. Это связано не только с нехваткой бензина, но и с ужасным расходом топлива, который, судя по отзывам, корейский автомобиль получился даже больше, чем ГАЗ-51, из-за невысокой культуры производства. В частности, карбюратор. Так пригодился газогенератор.

Сунгри-58

Этот автомобиль выпускался очень долго — до 1979 года выпуска модификации Сунгри-58КА. Так же, как и в случае с ГАЗ-51 в СССР, автобус выпускался на базе Сунгри-58, удивительно похожий на наш ГЗА-651 (и его модификации от ПАЗ и КавЗ с «мордой» от ГАЗ-51 / 51А). Практически на единственной фотографии этой «коробки», которая гуляет по Интернету, сбоку на капоте видна такая же надпись Sungri-58, поэтому индекс модели, к сожалению, установить не удалось.

У корейцев есть одна причуда: дать модели индекс, совпадающий с годом начала производства. Итак, давайте посмотрим на следующую машину, производство которой началось на три года позже, чем Sungri-58, Sungri-61. Ни на что не похоже? Ага, это полноприводная версия 51-го «газона» — ГАЗ-63. Здесь нечего добавить.

Сунгри-61

Нам всегда казалось, что ГАЗ-51 — это какой-то советский долгожитель (выпускался с 1946 по 1975 год). Его брат-кореец почти превзошел его. Нет, официально в 1979 году было выпущено новое поколение — Сунгри-58КА. Внешне машина выглядит новой и не похожей на ГАЗ-51. И он тоже почти не похож на наш ГАЗ-52 — корейцы слепили кабину. Но внутри этого Сунгри-58КА есть еще шасси Сунгри-58. Помните, нечто подобное произошло с ГАЗ-52, который внешне был переработан ГАЗ-51, а внутренне недостроен ГАЗ-53? Вот то же самое. И выпускали эту кракозябру очень давно. Только никто точно не знает сколько … Кто-то пишет, что он еще стоит на конвейере, но скорее всего его нет: сейчас есть более новое поколение.

Производство Сунгри-58КА пришлось на период расцвета самого завода. Если в начале 80-х Сунгри моторный завод выпускал до 20 тысяч автомобилей в год, то к концу 90-х годов едва ли освоил выпуск 150-200 машин в год. Тем не менее, даже в 2009 году Ким Чен Ир лично все еще вспоминал старый добрый Sungri-58. Есть даже сообщение Центрального телеграфного агентства Кореи от марта 2009 года: «В ходе визита глава страны высоко оценил заслуги сотрудников предприятия, отметив, что они« внесли большой вклад в экономическое развитие страны ». страна » <...>… Визитной карточкой предприятия остается его «первенец» — грузовик Сеунгри-58. <...>… В начале 1980-х завод Сынри разорвал традиционные связи с советскими предприятиями и начал самостоятельно модернизировать выпускаемые модели. «

А так: взял и оборвал связь … А Сунгри-58КА на базе ГАЗ-51 выпускали еще лет 20 минимум.

Сунгри-58КА

Но до сих пор производится полноприводная версия Sungri-61NA. Мы начали производство этого автомобиля в 1979 году, но с тех пор ничего лучше не придумали, поэтому выпускают его до сих пор. В первую очередь для армии. Но в народном хозяйстве КНДР ему хватает работы. Технически это все тот же ГАЗ-63, но с кабиной, аналогичной Сунгри-58КА.

Я упомянул, что некоторые ошибаются, полагая, что Sungri-58KA 1979 года все еще стоит на конвейере. Думаю, ноги этой ошибки растут с того места, где корейцы делали рестайлинг этой модели в 2008 и 2009 годах. С этими машинами очень сложно бороться.

Начнем с того, что 2008 год — цифра весьма условная. В этом году кто-то заметил машину на дорогах, но сам Ким Чен Ын, вероятно, не знает, когда она была выпущена. Скорее всего, он появился на 10-15 лет раньше, но все это из области догадок. Задача узнать год появления этих автомобилей становится неразрешимой еще и потому, что за эти годы было выпущено очень мало машин, и их появление на дорогах могло просто остаться незамеченным. Особенно учитывая большое количество очень живучих Сунгри-58КА.

С технологической точки зрения тоже ничего не понятно. Бытует мнение, что грузоподъемность увеличилась с двух до двух с половиной тонн, но на чем она основана, совершенно непонятно. Какой там мотор, тоже неизвестно. Логично предположить, что какой-то китайский, но зато Sungri-61NA с двигателем от ГАЗ-51 до сих пор выпускается, так что есть вероятность, что в этой машине 2008 года (или не 8-го) все стоит. тот же клон двигателя ГАЗ-11.

Сунгри-61НА

Я бы склонился к китайскому двигателю: на всех машинах с клонами ГАЗ-11 много фото с газогенераторами, но я не видел ни одного из более новых. Могут ли быть более экономичные новые моторы? Я не знаю. Может быть, дело в том, что фотографий этих более новых машин тоже нет.

Рестайлинг 2009 года по крайней мере можно точно датировать: были какие-то даты из корейской прессы. Но это все. Шасси, двигатель и все остальное — коты в мешке. Единственное, что известно доподлинно, так это то, что здесь появились пластиковые элементы: решетка радиатора и оправы фар. Вот такой загадочный грузовик КНДР.

Что ж, сегодня Сунгринский моторный завод полюбил копировать китайские грузовики. Что-то свистнуло на Фотоне, что-то на Синотруке, но достоверной информации об этих машинах нет. Помимо того, что на некоторых из них установлен американский дизельный двигатель китайского производства Cummins ISF3.8S. Без намека на тонкий троллинг, напомню, что до недавнего времени такой же двигатель устанавливался на часть ГАЗ-3309, а родственный Cummins ISF 2.8 того же происхождения стоит на современных Газелях Next.

Не все!

Не буду пока на этом останавливаться: в автомобильной промышленности Северной Кореи есть еще много интересных страниц. К сожалению, белых пятен еще больше, но что поделать. А пока продолжим тему. У этих товарищей есть другие грузовики и другие заводы, некоторые из которых также производят забавные автомобили. Например, Mercedes-Benz 190 с двигателем от 21-й Волги. На мой взгляд, это интереснее бэби-бенза с 1UZ-FE, не правда ли?

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *